vatsons (vatsons) wrote,
vatsons
vatsons

Categories:

Вопреки всему, назло всем, несмотря ни на что и во имя всего!

Вопреки всему, назло всем, несмотря ни на что и во имя всего!
ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Photobucket Продолжаю цитирование писем моего друга. На фото: мы с ним (он вам делает пальцами «козу») в моём кабинете, в словацком Зволене. За окном – женское общежитие СА, именуемое «Кошкиным домом», но мы туда – верите ли? – ни ногой. И даже ни глазом. Потому что oblico morāle не только Руссо-туристо, но и Руссо-военъюристо!

Впротчем, не смею вас задерживать, читайте:

На складах РАВ дивизии все офицеры и прапорщики получили автоматическое оружие. При этом каждый мог получить что хочешь. Хочешь ПКМ - пожалуйста, таскай, главное - чтобы ж...а не треснула. Хочешь АК-74 - как Ваша милость пожелает. Я, памятуя старые добрые курсантские года, которые прошли у меня с АКМом 7,62 на плече, скромно поинтересовался наличием на складе данной модификации. Щербатый похмельный прапор с радостью сообщил, что таковое оружие имеется и вручил мне АКМ в заводской смазке. Один Господь знает, каких трудов мне стоило его отчистить.

Патроны тоже выдавали в любом количестве (сколько упрешь) и давали любые. Я "с переляку" взял 8 магазинов (потом проклял все, когда их таскал на себе), а также 4 гранатки РГ-42.
К счастью, весь этот аресенал мне не пригодился, потому что произошло чудо: уже 24 января 1990, когда бабуины похоронили своих шахидов, геройски, во славу Аллаха павших в неравных боях с гяурами, в Баку вновь воцарились мир и красота.

Мы и представить себе не могли, что все кончится таким пшиком. Знакомые бабуины разъяснили мне тонкости кавказского менталитета: "Ми хотели дать Вам п....ы, но у нас не палючилься... П....ы дали Вы нам... У Вас эта палючилься. Чиво типер дальше залупаться? Нам осталься только ногти на ногах кусат от злости...".

Короче, 25 - 26 января 1990 убивалки, патроны и гранатки мы посдавали обратно на склад, а при общении с местными стали испытывать даже некоторое чувство неловкости от их слащавой запредельной вежливости и предупредительности.

С русских офицеров в течение месяца в кабаках никто не брал деньги. Ты хозяину духана суешь бабло, а он, сгибаясь пополам и обметая подбородком пол, лебезит: "Ваше уважение, хватит Вашего уважения!" Средневековье какое-то. Сразу на ум приходила прекрасная повесть Л.Соловьева о похождениях славного Х. Насреддина.

Ни с чем не сравнимое удовольствие лично я получил, наблюдая, как несколько сотен студентов бакинских ВУЗов под присмотром наших вооруженных автоматами солдат, отмывали растворителем с цоколей зданий на всех центральных улицах гнусные граффити типа "Убей русского!", "Смерть славянам!", "Русские - вон из Азербайджана" и т.п. Нак следующий день улицы были вновь в первозданном виде.

Жалкое зрелище представлял собой фасад здания, в котором располагался Президиум Академии наук Аз.ССР. Вся штукатурка с него была сбита, а окна богемского стекла (дом был построен нефтепромышленником Зейналабдином Тагиевым в 1904 г.), все выбиты. К этому вопиющему безобразию невольно приложил руку твой покорный слуга.

Pardon, прерву своего товарища ещё одним его фото. Это он у прокуратуры (г.Зволен, ЧССР, 1983 год) снят мною из нашего УАЗика на фоте прокурора дивизии подполковника юстиции тов.Бигулова Александра Александровича и зама (в генеральской барашковой ушанке) капитана юстиции Бориса Николаевича Занчевского:

Photobucket Продолжение текста письма:

А стряслось это 21 января 1990. Еще в начале января, когда тучи только стали сгущаться, мой шеф - "француз" по национальности, почуяв неладное, быстренько свалил в отпуск и уехал в Ростов-папу, бросив контору и возможные последствия на меня - своего зама. А контора наша располагалась не где-то на территории воинской части, а в самом центре города - в старинном трехэтажном доходном жилом доме по Докторскому переулку, аккурат напротив здания Президиума АН Аз.ССР. Охрана - курсантики Бакинского ВОКУ.

Когда полыхнуло, добраться до конторы живым было весьма проблематично.

А нужно было вызволять часового, вывезти секретку, несекретку, оружие офицеров и проч. и проч. Ну что делать? Пошел я к командующему, пал ему в ноги. От щедрот он дал мне взвод десанта из роты спецназа охраны штаба армии. Три БРДМа, 15 солдатиков и командир взвода - сопливый лейтенант, выпускник Рязанского училища.

Двинулись. Везде пальба, стрельба, кое-как добрались до Докторского переулка. Десантники взяли под обстрел оба выезда из переулка, а я с тремя бойцами (раб.сила) попер на второй этаж, где была контора. Да там чуть и не кончился. Курсант - часовой, которого должны были сменить еще сутки назад, но так и не сменили (из училища было не пробраться), обезумев от страха, недосыпа и голода, отказался открывать двери конторы, чем-то там забаррикадировался и два раза пальнул через дверь.
Все мои увещевания о том, что мы не бабуины, а свои, результата не дали. Пришлось совать под дверь ксиву, после чего бедняга стрелять перестал, сдался , рыдая, и врата конторы были раскрыты.

Пока я руководил эвакуацией бесчувственного часового, бумаг и барахла, а солдаты все это таскали вниз и сваливали внутрь БРДМов, бабуины блокировали легковыми машинами оба выезда из переулка и стали забрасывать БРДМы бутылкками с бензином, а солдатиков - камнями и палками. Мы все залезли внутрь, под броню, и тут взводный меня обрадовал - оказывается, в этих гробах нет донных люков, а посему, если загоримся, выскакивать некуда - зажаримся.

Вот тут я труханул всерьез и надолго. Посовещавшись с летюхой, приняли решение - палить из КПВТ (14,5 мм -вещь!) из всех трех машин поверх голов бабуинов, одновременно давя легковушки и прорываясь в улицу. Так и сделали... Пуля у КПВТ - не меньше нечищеного банана. И несколько сотен этих бананов пришлись в несчастное здание Президиума. Раздавив под крики и горестные стенания бабуинов двое жигулей, вырвались на ул. Коммунистическую (sic!), ну а там - газ в пол и только свист в ушах.
В этот вечер дрожь в коленках была унята довольно большой дозой араки... Приключения, мать их...

К слову, контору бабуины сожгли в этот же день, не пощадив находившуюся на первом этаже редакцию журнала "Элм вэ хайат" (Наука и Жизнь), а также бывшую на третьем этаже шикарную квартиру вице-президента Академии наук З.Буниятова, которые сгорели, так сказать, "за компанию".

Ну и ладно. По причине сгорания конторы прокуратура армии в дальнейшем ютилась в нескольких помещениях штаба армии. А в марте 1990 я получил назначение прокурором Ленкоранского гарнизона (270 км южнее Баку, на берегу Каспия, в 20 км от иранской границы). Прокуратура - одно название - я и следак - безграмотный полудикий мордвин - двухгодичник, который в известном своей привлекательностью для дам слове из трех букв умудрялся делать пять ошибок. А в обслуживании - полнокровная, по штату "А" мотокопытная дивизия (12 500 штыков) и два пограничных отряда - Ленкоранский и Пришибский.

Кроме того, десятка полтора частей окружного и даже(!) центрального подчинения. В общем, был я там и жнец, и швец и на х.. дудец. Единственная отрада - служебный коттедж на берегу моря со своим пляжем, а также рыбалка и охота в прилегающих районах.
Уже в мае 1990 мои девчонки вернулись из эвакуации и зажили мы ленкоранской жизнью. Место чудесное, природа шикарная, климат - теплее чем в Сочи. Городок - 30 тыс. населения, которое в поте лица занято было лишь стрижкой купонов (осетрина, икра, цитрусовые, киви, чай, фейхоа). А людям, занятым делом, не до политики. Поэтому в Ленкорани было тихо и спокойно.

Отчасти этому поспособствовал проведенный в феврале 1990 г. рейд десантуры. К этому времени на территории Ленкоранского района под эгидой одного из лидеров Народного Фронта сформировалась боевая группа, которая поставила своей целью добиваться освобождения района от советских войск, выхода района из состава Азербайджана и присоединения к Ирану (Ленкоранский район населен талышами, которые по сути являются парсами и говорят на фарси). Под свою базу эта шайка, вооруженная похищенными в школах мелкашками и дедовскими кара - мультуками, приспособила санаторий "Исти-Су" (дословно- горячая вода).
На трех вертолетах из Баку прилетела рота десанта, без единого выстрела захватила санаторий и 28 прохлаждавшихся в нем бабуинов. На вертолетах же их повезли в Баку. Воздушная трасса проходит над Каспием. В Баку ни один из бабуинов из вертолетов почему-то не вышел. Командир роты написал рапорт, что "все они отказались лететь в Баку и по пути самовольно (какая наглость!) покинули летательные аппараты". Ну, покинули и покинули, в конце концов, они свободные люди и это их право. Командир полка подшил рапорт, на этом все и кончилось.
Да, Юра, было и такое.

Ещё раз переведём дух. На фото: мой друг с принимающим нас капитаном словацкой полиции по дороге к нашим войсковым частям в районе Оремова Лаза. Остановились с ним на 5 миннут попить дефицитного в то время в Союзе пивка, да так там и застряли на полдня. Но вы этому не верьте. Не может такого быть, чтобы следователь и старший следователь советской военной прокуратуры так манкировали бы своими служебными обязанностями. Это фото из какого-то вражеского жёлтого листка. Короче, френды, будьте бдительны.

Photobucket Продолжение текста письма

В Ленкорани я прослужил всего год и в марте 1991 получил назначение на должность прокурора Нахичеванского гарнизона. Зная, что там творится, семейство оставил в Ленкорани на попечение комдива.

Да, с Ленкоранью этот библейский край не сравнишь. Дичь средневековая. В столице – Нахичевани, были всего две асфальтированные улицы, везде грязь, запустение и нищета. Зато - могила Ноя! В то время территория этого анклава была полностью блокирована Арменией, в городе не было света, воды, тепла, за пределы республики ни на чем выехать было нельзя - самолеты не летали, поезда и автобусы не ходили. Базар - пустой. Высокогорное плато. Вокруг - голые горы. На самом плато - степь с верблюжьей колючкой. Климат резко континентальный. Летом +40, зимой - 30.

Жил в кабинете, спал на старинном кожаном диване с откидными валиками и зеркальной полочкой (для полного счастья не хватало только семи слоников). На подоконниках - мешки с песком. На двух гвоздях за спинкой кресла - автомат и подсумок с магазинами. Прокуратура - я и пять офицеров - местных бабуинов, которые через два месяца после моего прибытия сдали мне свои служебные удостоверения, уведомили о том, что они отказываются дальше служить в Советской Армии и уходят в составе ополчения на войну с армянами.

И остался я один, как перст, с двумя солдатиками - водителями. Так и жили цыганским табором втроем в конторе.

Слава Богу, не было ни одного уголовного дела, потому что все части находились в полной боевой готовности и бойцы сутками безвылазно сидели с оружием в окопах. Не до озорства. И в самоволку не уйдешь - гарантированный кирдык.

Воду мы с бойцами возили с Аракса, питались только тем, что добудем сами на охоте или рыбалке. Харч готовили во дворе прокуратуры на самодельном очаге, сложенном из кирпичей. В воинских частях - форменный голод, потому что железная дорога была блокирована Арменией и в течение года никакие грузы, в том числе и продовольствие, в адрес воинских частей просто не поступали.

В каждой воинской части на всех свободных участках были разбиты огороды. Из числа офицеров и прапорщиков официально формировались охотничьи и рыболовецкие бригады. Охотников вывозили в горы, где они из СВД били все, что шевелится. Рыбачков вывозили в погранзону на Араксинское водохранилище, где они сетями ловили рыбу. Все добытое шло на стол солдатикам и несчастным офицерским семьям.

"Смотрящим" по Нахичеванской АР в то время был Г.А. Алиев. Это его родина и после выхода из состава Политбюро ЦК КПСС он там отсиживался, копил силы и ждал, когда слетит со своего поста первый президент Азербайджана Эльчибей, дабы занять его место.

Чтобы было сподручнее быковать, Алиев из всякого сброда скомплектовал Комитет национальной обороны Нахичеванской республики и при его попустительстве, а скорее всего - по его указанию, эта банда стала совершать набеги на наши отдаленные и небольшие воинские части. Грабили склады, захватывали одиночные автомобили, похищали их, а военнослужащих разоружали.

Однажды под раздачу попал и я. В пос.Кивраг, в 35 км от Нахичевани, дислоцировался танковый полк, в котором была шикарная баня с бассейном, куда автоцистернами привозили воду с горного источника. И вот как - то командир этого полка пригласил меня попариться и выпить пару рюмочек чаю. Кто от такого откажется? Поехал на УАЗе.
У меня и у водителя - по АКСУ-74, на заднем сиденье - два солдата с разведроты, у которых по АК-74 (по приказу начальника гарнизона в автомашинах, выезжавших за территорию г. Нахичевани, должны были находиться для охраны солдаты из разведроты). За задним сидением УАЗа - самодельная, привязанная проволочками к дугам бронеплита с круглой амбразуркой диаметром сантиметров 15.

Когда отъехали от города километров 20 и стали спускаться с увала, метрах в 200 впереди себя увидели на обочине автобус ПАЗ, а на проезжей части - 8-10 вооруженных боевиков. Водила у меня был Олежка -бульбаш, бесстрашный и находчивый парень. Не дожидаясь, пока я как-то отреагирую на происходящее и хоть что-нибудь вякну, он вдарил по тормозам, развернулся и мы помчались обратно в сторону города. Вслед - выстрелы, в том числе и очередями. Пробили нам оба правых колеса, и мы кое-как, оставляя черные следы на асфальте, дочикиляли до поста ВАИ на окраине города.

Славу Богу, что бабуины не стали нас преследовать на ПАЗе, иначе забрали бы машину, убивалки, да и морды лица побили бы. Так что, обошлось.

Но были и интересные моменты. Область Нахичевани - кладезь для археологов. Нахичевань, Джульфа, Ордубад, Садарак - города с трехтысячелетней историей. В горах - огромное количество древних замков и крепостей. Недалеко от Ордубада - прекрасно сохранившиеся развалины древнего города 2 века до н.э. - 6 века н.э. Занимают площадь около 50 га. Пальмира, только местного разлива.

Поднимался в знаменитую крепость Алинджан-Кала, которую в конце 14 века три месяца осаждал Тамерлан, но так и не взял. Самое интересное, что местные подобные места не посещают, так как у них имеется поверье, что в брошенных городах, селениях и крепостях селятся дэвы (жуть!). В силу этого - никаких "ДМБ-98", иных граффити, куч дерьма и вообще следов пребывания современного человека.

Места удивительные. Однажды с прокурором г. Нахичевань Аббасовым поехали на север, в горы на охоту. По пути, на обычной проселочной щебнистой дороге, соединяющей между собой два зачуханных аула - каменный арочный мостик длиной метров 20, перекинутый через ущелье. Аббасов мне и говорит: "А этот мост построен римскими легионерами". Я не поверил. Вышли из машины. На ближнем устое моста - вмурованная в его тело каменная плита. Полустёртая надпись на латыни. Единственное, что я усек, это два слова - "легион" и "Домициан". Император Западного Рима и два сраных аула... No comments.

Был и такой случай. Подъезжаю в околице аула. Русло горной речки. На бережку горянка стирает белье в каком - то каменном корыте. Остановились с водителем, чтобы попить водички. Подхожу к кызы, здороваюсь, и - волосы дыбом. Корыто - то не корыто, а саркофаг и опять с латиницей!. Спрашиваю, откуда корыто. Кызышка машет рукой куда-то в гору и отвечает, что их "там" много.. А вот это прекрасное корыто ее муж трактором на речку притащил. Стирать удобно...

В гору не пошел, было некогда. Так и не узнал, что же это за римский некрополь в горах Кавказа. И таких мест навалом. Около Джульфы через Аракс - Худаверинский мост. Арочный, из дикого камня, на 5 пролетов. Навожу справки. 13-14 век. Стоит и хоть бы хны, ни одной трещинки! По своей нищете, чтобы обменять на продукты, местные повытаскивали на базар уникальные старинные вещи - кинжалы, сабли, мечи, а также медную и латунную посуду. Ходил, смотрел, но почему-то не догадался что-нибудь прикупить, а может и жаба заела. А сейчас жалею. Там были очень интересные экземпляры.

В марте 1992 моя нахичеванская эпопея закончилась и получил я приказ двигаться в Одинцово, старпомом прокурора РВСН. Так как я остался один (зам. мой капитан Юсифов также дезертировал), должность пришлось сдавать одному из офицеров ВП ЗакВО, который специально для этого горными тропами через Армению пробрался в Нахичевань.

Сначала я добрался (не без приключений) до Ленкорани, собрал маеток [имущество – словац.], нанял за три баллона черной икры и энную сумму денег фуру, которая порожняком шла из Ирана в Брянск, загрузил барахло и караваном (впереди - фура КАМАЗ, следом - я с семейством в Москвиче-2141) двинулись в Россию. Ехали четверо суток, спали сидя в машине. Намучались - не передать. Барахло я разгрузил в Переславле - Залесском, где тогда жила теща, у нее же оставил Наталью и девчонок. Сам же до получения квартиры жил у родителей в Люблино и мотался на машине на работу в Одинцово.

2 мая 1992 я свалился в госпиталь им. Бурденко с тяжелейшей формой брюшного тифа. О том, выжил ли я, и что было потом - в следующем репортаже. P.S. Когда Наташа узнала, что я тебя нашел, у нее был шок. Она очень хорошо тебя помнит, всегда относилась к тебе тепло и с симпатией. Передает тебе огро-о-омный привет и тоже ждет в гости.

Обнимаю.

(Продолжение следует)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 320 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →