vatsons (vatsons) wrote,
vatsons
vatsons

Categories:

Семейная реликвия: прошу помощи клуба знатокоff

Meine kameraden! Экий, я вам доложу, камуфлет.
Вот чего это такое, если общая длина «изделия» 64 см, а длина клинка – 43.
1. Клинок в ножнах
 photo B-66_zpsn83fsfou.jpg

2. Обнажённый клинок
 photo B-69_zps1hkvcjus.jpg
Чуток предыстории. В нашем богоспасаемом граде Рига есть у меня давняя подруга Илзе.

Она профессиональный лингвист. В нашей Полицейской академии, пока её не грохнули (пока не грохнули Академию, а не Илзе, разумеется), она учила меня латышскому языку. А заодно и других преподавателей, для которых латышский не был родным. Времена были весёлые – 1992-й и пяток последующих лет. Русских, украинцев, белорусов и татар, не ведающих латышского, в МВД молодой Латвийской Республики было ещё много. А тут - Закон о государственном языке. Это вам не Украина, где министр «внудел» по сю пору говорит исключительно на русском. Впрочем, как тут ни вспомнишь шестое поучение Лао Цзы: «Истинно благородный муж не пренебрегает корнями!»

Короче, Илзе добрый десяток лет облатышивала наш латышский, терпеливо объясняя, что, например, выражение «какого хрена» никак не катит, поскольку хрен (по-латышски «маррутки»), употребляется только во множественном числе и означает исключительно приправу к сочно зажаренной свинине и пиву. Да и «не катит» можно забыть, поскольку катиться может лишь нечто катящееся - колесо, например.
В конце-концов самоотверженные усилия Илзе увенчались успехом: наш латышский язык стал вполне воспринимаем на слух.
Однако, к делу.

3. Номер
 photo B-68_zpsbpzzgjcu.jpg
Ну-с, так вот-с. Как ни крути, а у каждого из нас есть биография купно с происхождением предков. Разбираясь со своими, Илзе остановилась на деде. Антон Иванович, как писали тогда, или Антонс Янович, как стали писать чуть позже, родился то ли в 1877-м, то ли в 1879 году (книги церквей католической Латгалии дают некоторое расхождение). А когда в 14-м годе наш общий царь что-то не поделил с кайзером, пришла 36-летнему Антонсу повестка о призыве в армию. Илзе мне пишет: Tajā mana vectēva iesaukuma lapā minēts, ka viņš tiek iesaukts no Vitebskas guberņas Rēzeknes aprinķa Varaklānu pagasta 1914.gada 1.septembrī. T.е.: В этой дедовой повестке сказано, что он призывается из Витебской губерии, Резекненской волости, Вараклянского уезда 1 сентября 1914 года.
Тут Илзе чуток ошиблась: не было тогда Резекне, была Режица. Так её даже Рудель назовёт, когда его Ju-87 будет там базироваться в 1941-м.

Но вернёмся в 1914-й. Военная судьба: бои идут в Прибалтике, а наш великовозрастной новик (новобранец) Антонс попадает на Дальний восток.

4. Номер крупно
 photo B-68k_zps2ovef3y2.jpg
В семье Илзиного деда как-то мало говорили о том где и кем ему довелось служить. Глухо звучало лишь, что «был он в артиллерии и были у него какие-то дела с японцами». Япония тогда с Россией не воевала, а даже помогала, например продала свои 6,5-мм винтовки «арисака», которыми через несколько лет красные вооружат свою Первую конную армию товарища Будённого, красных латышских стрелков и других товарищей.

5.
 photo B-71_zpseluyaaqk.jpg
Красные латышские стрелки… нет, это к нам не относится.
В феврале 1917 года, в самый разгар дедова дальневосточного сидения, царя, как известно, «свергли». В смысле – заистеривший Николай Второй подписал отречение, поскольку «вокруг одно предательство». Антонсу Яновичу и его сослуживцам предложили служить новым властям, однако он, нахлебавшись к своему сороковнику уже всего «досыти», заявил агитаторам: я де раз присягал царю, а теперь его нет - потому нет и присяги, иду домой.
И ушёл.
До дома добирался, не приставая ни к белым ни к красным, южным маршрутом – солдат везли на чьих-то там кораблях мимо Индии в Европу. Где высадили – семье неизвестно, как добрёл до Латвии – тоже.
Но с собой принёс вот эту штуку, которую я на вопрос Илзе охарактеризовал как «артиллерийский бебут, которым вооружались расчёты орудий».
Сейчас мы на пару выясняем анабазис Антоновых похождений и были бы благодарны за подсказку.
Сам дед по себе оставил несколько противоречивых документов, в которых его данные излагаются по-разному.
В одних он
Antons Broks или Ontons Broks
В других
Antons Broka-Repša
Дело, короче, пока тёмное.
Но не зря ж мы преподавали в грохнутой Полицейской Академии - ищем-с.

P.S. Если у кого возникнет вопрос о «холодном оружии», спешу успокоить: из Уголовного кодекса Латвии сие понятие беспощадно удалено. Есть «орудие совершение преступления», каковым может быть хоть кухонный нож, хоть отбитое горлышко бутылки, хоть кирпич. Поэтому в небытие ушли такие не характерные для населения Латвии составы, как «изготовление, хранение и ношение холодного оружия». Привёз из Ватикана алебарду швейцарского гвардейца - таскай с собой по улицам на здоровье, смеши честной народ.

Ну и закончу вопрос про «бебут» своим дедом Янисом. Он, как и Илзин дед Антонс, был латышом - и тоже был призван в царёво войско воевать с колбасниками. Но попал сходу то ли к Самсонову, то ли к Ренненкампфу – аккурат под восточно-прусскую раздачу и оказался в немецком плену. Германия вышла из войны в 1918-м, а мой дед Янис вернулся в Россию, в родное латышское село Гайсма («Рассвет»), что у станции Старая Торопа Тверской губернии в 1920-м. Вернулся не просто так, а хорошо и добротно одетый, в модном пальте, на плече же нёс новёхонькую двустволку «зауэр», тут же ставшую предметом зависти мужиков со всей округи. Илзин дед Антон дожил в Латвии до 1947 года, а мой – лишь до 1937-го, когда и сгинул в нашей родной советской тюрьме по обвинению в «агитации против раннего сева в районе льна-долгунца». Мой отец, многие годы спустя, нашёл то уголовное дело, в котором первым документом после постановления о возбуждении и принятии к производству был донос соседа – с фамилией и подписью. Никаких последствий дальше не было, поскольку доноситель к тому времени превратился в старую развалину и мало что вообще соображал.
 photo W-VATSONA VECTEVS_zpshdlugx9r.jpg
Это мой дед Янис, а вот фотографию Илзиного деда достать не удалось.

Кстати, прям'тебе иллюстрация к посту – БЕБУТЫ!
 photo 1917-02 Bebuty_zpsbqxectv1.jpeg
Только что нашёл! Тут те и отречение, тут те и ножички в большом выборе.
Пришла-таки на нашу землю свобода и демократия – и без бебутов стало никак нельзя.
Так что про Антонса всё сходится.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments