vatsons (vatsons) wrote,
vatsons
vatsons

Categories:

Cбылося!

Вкратце:

Ликвидация полицейской академии таки сказалась на оставшихся в Латвии широких массах. Печать через полтора года запестрела статьями ошеломлённой общественности на предмет "Почему нас содют?"

Да вот потому и содют, что следователи со стажем и прежним, академическим, образованием разбежались по причине низких зарплат, коих не хватает на прокорм семьи из 3 человек.

Тогда поступил указ назначать следователями сотрудников полиции порядка. Это по-российски ППС – патрульно-постовая служба и участковые.
А они, бедные, в простой необходимой обороне разобраться не могут, всё сводят на «напал-избил», делая из преступника потерпевшего. Не говоря уж о делах более сложных. Про изощрённые, должностные, да ещё с примесью экономических, я уж молчу. А про ДТП – не скажу даже за деньги. За большие – скажу, но хто ж мне их дась?

Вот на таком фоне и прозвонился родной Университет, который сам я оканчивал в 1973 году. Универ сказал, что утверждён мой курс «Проблемы досудебного следствия в понятиях криминалистики». Но факультетские методисточки предупредили: курс будет «чтим», если на него подпишется 21 чел.

Когда я вошёл в родную аудиторию (сам провёл в ней 4 года), то чуть не упал: их, челов, было 77. Вот они:
1)



Это уже одно из следующих занятий с 88 слушателями. А вообще-то по списку – 96.
Пояснение к снимку:

это не бардак. Это я группу поделил на подгруппы, каждой дал отдельное задание по единой фабуле преступления и указал, советуясь меж собой, выработать единое решение, а потом избрать из себя спикера, коий мне оное и озвучит. 80 слушателям можно прочесть лекцию, но вот провести в такой группе семинар, а, тем более, практическое занятие толком нельзя. Выручают, так сказать, наработки прошлых лет.
А вот в первом ряду, справа, левым боком к нам, в светлом джемпере, при синей папочке – сотрудник полиции. В этой аудитории – не студенты. Это уже магистранты, из них десяток – полицейские, десяток – сотрудники прокуратуры, ещё десять – судейские (помощники судей и секретари заседаний). Остальная масса – частный бизнес и условно безработные. Вот на каком уровне им читать? Частный бизнес слушает с огромным вниманием и всё записывает, хотя я им материалы высылаю на групповой е-мейл. Ну ещё бы, где ещё тебе внятно объяснят – за что тебя посодют года, эдак, через три? За что, за что… а ты не воруй, - как говорил своему знаменитому зятю Миронову знаменитый тесть Папанов.

Ну так вот – об этом в светлом джемпере. Этот слушает с ухмылкой. Ухмылка, надо сказать, по-латышски выверена. Негражданин её и не разглядит. Реакция у полицая традиционная: у нас де на практике всё не так, а наоборот! Тогда я прерываю своё «бла-бла» и отвечаю на всю аудиторию «коллеге» откуда у этого «наоборот» ноги растут, и почему они так пахнут.

2)

Так вот, по поводу такой популярности спецкурса. Дело тут, братцы, вовсе не во мне, провинциальном Цицероне, а в университетской программе. Криминалистика, судебная медицины, судебная психиатрия, судебная психология в правовом, свободном и демократической обществе, конечно же, должны быть дисциплинами не обязательными, а лишь свободного посещения. Хочу-пойду, хочу-не! Ну и кто из нормальных студентов на их пойдёт? Я ж помню самого себя – мне 18 лет (ещё), я студент 3 курса (уже). И что вы думаете у меня в голове? Таки вы совершенно правы! Там сплошные запретные плоды, каковые сами сдирают с себя последние запреты.

Так вот-с, при обязательном посещении той же криминалистики, я получил по ней заслуженную тройку и был выпихнут в большую жизнь. В армию! В военную прокуратуру! Уточняю для молодежи: в Советскую военную прокуратуру!

Полтора года, до получения «старшего лейтенанта юстиции», драли меня, как Ваньку Жукова. После рижско-латвийских вольностей и кофейных ароматов университетских «калидоров» это было так больно, что весь 1974-1975 год ходил я с выпученными глазами. А вот спасибо отцам-командирам «за дерёж и за правёж». И спасибо матушке Москве, что к концу 80-х обтесала меня под преподавателя в нынешнем Военном Университете (а тогда – Военный Краснознамённый Институт МО СССР).

Народ идёт на эти занятия, потому, что, хлебнув жизни, понял, что ничего не понял.

Жалко, что я эту неделю приболел и сорвал аж два занятия общей продолжительностью 6 часов. Но к след.понедельнику я снова буду в боевом седле нестись в сражение с очередной ветряной мельницей.

Вот сейчас, если восстановят полицейскую академию и меня позовут – нэ пiйду! Потому что именно мой Университет является поставщиком в общество всех закопёрщиков правовых проблем – будущих прокуроров и судей. Вот кому надо мозги промывать, вот с кем надо разбирать дела до косточки на мизинце, вот кому надо вдалбливать разницу между гражданским и уголовным делопроизводством.

Преподавание даёт свои плоды минимум через 5 лет. А так – через 7-10. Сегодня, 25 сентября, мне исполнился 61 годик. Вот только что прозвонился старый друг, спортсмен, зовёт приобщиться еженедельному волейболу на Юрмалских пляжах. Он там прыгает «и в снег и в ветер», как и поётся в правильной песне. Пообещал ему начать новую жизнь. В конце-концов, почему бы на свежем морском воздухе раз в неделю и не получить мячом по морде? И выковыривая песок из ушей, счастливо не смеяться по поводу суеты сует?
На снимке: насморк-насморком, а к приходу гостей надо чего-нибудь приготовить.
3)



Учеба, простуда, то-сё, а мир, оказывается, полон девиц! Вот, гуляя по берегу вдоль балтических, как писал Пушкин, волн, надыбал любительскую фотосессию.

Однако гулял я с благой целью – воспитания собственного племянника. Отнюдь не с целью праздного глазения на девиц.

Я, знаете ли в поведении строг, чтоб вы не подумали чего!
4)



Вот: никому не мешаю, любуюсь нашим рижским памятником Пушкину.

Кстати, о племяннике:
5)



Вот это – Эрик, он обнаружил на берегу рыбацкую лайбу. Через год парню в школу, он уже грамотный - и прочёл написанное по-латышски на «банке»: «Пожалуйста, не залезайте в лодку». И не залезет! Ибо он – местный кадр. Правда, в лесу он мне шишкой в лоб залепил… Правда - я начал…

Я сунул нос и ощутил памятный ещё по детству восхитительный запах водорослей и смолы, идущий от лодки. Точно также эти лодки пахли давным-давно, когда меня – в возрасте Эрика - родители привозили на лето сюда же, в Саулкрасты, которые тогда были всамделишным рыбацким посёлком. У местного рыбака Янки родители снимали комнату на хуторе у самого моря, мы – я и мой брат Санечка (ныне – отец Эрика) -играли с его собакой Кранцем (помню!). Кранц гонял круглые стеклянные рыбацкие буи наподобие футболиста, но панически боялся нашего городского разноцветного мяча. Теперь в Саулкрастах рыбаками и не пахнет…
Ну, что бы вам такое напоследок ещё явить, друзья мои?

Ну вот, хотя бы, праздник нашей Риги. Он идёт почти одновременно с праздником города в Москве – 19 августа:
6) Лыцари…


7) Ансамбль волынщиков на фоне той ещё карты


8) Пасадобль а-ля Верона



Очень милы эти люди в доспехах воинов и средневековых партикулярных платьях. И не нужно им напоминать, что изображают они не своих предков, а хозяев своих предков. Потому, что местному населению, после привода его к общему знаменателю ЕС в средние века было запрещено и ношение оружия, и «господской» одежды, и питиё кофе (нур фюр дойчес!), а уж заказать кузнецу броню было вообще не по карману.

Но нашей стране нужны герои, поэтому простим эту историческую погрешность. Да и кому нужна «вся эта история»? Жить надо сегодняшним днём!

Всем моим френдам - спасибо огромное за терпение и внимание.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 129 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →